В конце сентября 2016 года Антимонопольная служба Франции («АСФ») оштрафовала 35 модельных агентств, обвиненных в поддержании и фиксации цен на свои услуги. Индивидуальные штрафы разнятся (от 1 до 600 тыс. евро) – их общая сумма составила 2,381 миллиона евро. Среди провинившихся агентств такие известные бренды, как Premium Models (Ford Models Europe до переименования), IMG и Marilyn Agency, которое, кстати, получило самый крупный штраф.

Решение АСФ представляет собой занимательную историю почти на 100 страниц о внутренней кухне французской модельной индустрии. Обстоятельства же, которые привели к наложению штрафа, сводятся ни много, ни мало к картельному сговору, направленному на поддержание цен на услуги модельных агентств.

Координация цен осуществлялась в рамках профессиональной ассоциации модельных агентств – SYNAM (Syndicat National des Agences de Mannequins). Ежегодно, сразу после обязательных переговоров по минимальной заработной плате моделей, SYNAM направляла своим членам тарифные сетки в зависимости от (i) типа услуг (фотосессия, дефиле, рекламные ролики и т.д.) и (ii) репутации модели. Ассоциация была неоднозначна относительно «официального» статуса такой тарифной сетки, но по словам представителя одного из агентств, все агентства получали одинаковые комиссии, установленные SYNAM.

Такая практика продолжалась, как минимум, на протяжении 10 лет – с 2000 по 2010 годы. В этот период не менее 37 агентств, представлявших практически весь французский рынок, участвовали в заседаниях SYNAM, где обсуждались единые цены. По мнению АСФ, это привело к ограничению конкуренции на французском рынке за счет выравнивания цен и снижения стимулов для конкурентной борьбы.

Аналогичное расследование идет в Великобритании

В настоящий момент аналогичное расследование полным ходом идет в Великобритании, где Управление по защите конкуренции и рынкам (Competition and Market Authority) заподозрило такие агентства, как FM Models, Models 1, Premier, Storm и Viva в обмене конфиденциальной информацией и согласовании ценовых подходов. Любопытно, что предполагаемые нарушения также совершались в рамках профессиональной ассоциации – Association of Model Agents. В частности, участникам ассоциации регулярно рассылались уведомления (AMA Alerts), которые настоятельно рекомендовали модельным агентствам отказываться от цен, предложенных конкретными покупателями, и договариваться на более высокие цены.

Расследование было инициировано почти 1,5 года назад и продолжается до сих пор. Стоит ожидать, что вынесенное решение также станет любопытным проводником в лабиринтах модельной индустрии Лондона.

Такое же расследование вполне может начаться и в России

Российское антимонопольное право содержит аналогичные положения, запрещающие конкурентам заключать соглашения, направленные на ограничение конкуренции, в том числе на установление или поддержание цен (ст. 11 ФЗ «О защите конкуренции»).

В российской практике применения антимонопольного законодательства, как и в приведенных выше примерах, сговоры также часто происходят на коврах профессиональных ассоциаций. Если модельные агентства в России к ответственности пока что не привлекались, то на других рынках прецедентов достаточно. Среди последних крупных дел можно назвать сговор на рынке пангасиуса (рыба из Вьетнама) – здесь обвинялись члены Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка, которым тем не менее удалось доказать свою невиновность. Другое дело – против членов Ассоциации операторов алкогольного рынка, которые были привлечены к ответственности за осуществление координации алкогольного рынка.

Чем любопытны дела о картельных сговорах в России?

Во-первых, при расследовании дел о картельных сговорах в качестве доказательств наличия такого сговора широко используются косвенные доказательства. Это обусловлено тем, что в большинстве случаев заговорщики не оставляют никаких письменных доказательства, и обосновать наличие такого соглашения можно только исходя из фактических обстоятельств. Например, в одном деле к ответственности были привлечены участники электронных торгов на основании нетипичности их поведения до и после торгов и того факта, что все действия совершались с одного IP-адреса.

Во-вторых, в качестве административной санкции предусмотрены «оборотные штрафы», размер которых зависит от выручки нарушителя: от 1 до 15% суммы выручки от реализации товаров (услуг) на соответствующем рынке, но не менее 100 тыс. рублей. Для крупных компаний такие штрафы могут достигать значительных размеров. В свое время ОАО «РЖД» оштрафовали на 2 млрд. рублей, а отдельные нефтяные компании – более, чем на 3 млрд. рублей.

В-третьих, помимо административных санкций, участники картельного сговора могут также пострадать от так называемых «частных антимонопольных исков». Речь идет о ситуации, когда непосредственные потребители услуг сразу после проведения антимонопольного расследования обращаются с частными исками против участников картеля с требованием о взыскании убытков. В случае с поддержанием цен размер убытков будет измеряться разницей между «картельной» и справедливой рыночной ценой товара, умноженной на количество приобретенных пострадавшим товаров. Несложно представить, что величина убытков может быть очень высокой, особенно если сговор на рынке существовал несколько лет. Такие требования пока что нечасто предъявляются в России, но прецеденты уже есть. В свою очередь Федеральная антимонопольная служба России способствует развитию такой практики путем издания разъяснений (см. Разъяснение Президиума ФАС России № 6 от 2016 года).