29 апреля 2011 года состоялось воплощение сказки золушки в жизнь – простая девушка Кейт стала герцогиней Кембриджской. Весь мир с удовольствием смотрел трансляцию этого бракосочетания. Поистине королевский облик жениха – красный сюртук с именными лентами и наградами, и по-настоящему женственный образ невесты. Никакого жеманства, вульгарности и сексапильности. Закрытые кружевом плечи, узкий вырез, 58 пуговок на спине. Даже замужние девушки не смогли сдержать вздоха удивления и женской зависти.

Это удивительное платье было создано дизайнером Сарой Бертон модного дома Alexander McQueen.

После этого эпохального события все модные таблоиды, женские журналы, желтая пресса подробно обсуждали каждый момент свадебного дня, разбирали на лоскутки и пуговки невесту, анализировали смыслы узоров на шлейфе ее платья. 

И вот, только в 2016 году, когда Кейт Миддлтон уже обзавелась двумя очаровательными ребятишками, ее свадебное платье вновь наделало шума и на этот раз в юридическом сообществе.

По информации СМИ,  модельер Кристин Кендалл обратилась с претензией к модному дому Alexander McQueen, указав, что Сарой Бертон был «украден» ее проект свадебного платья Кейт Миддлтон. Модельер утверждает, что еще в 2010 году она направляла свои эскизы платья королевской семье, получила в ответ благодарность за участие. А потом, с ужасом обнаружила, что платье невесты является точной копией ее эскизов.

В модном доме Alexander McQueen заявленную претензию не признают, указывают, что с госпожой Кендалл не знакомы, ее эскизы не видели, никаких переговоров с ней не вели.

Есть ли у этого дела перспективы с точки зрения российского права?

Основополагающие принципы российского и английского права совпадают в части оснований для привлечения к ответственности и необходимости доказывания реальности допущенного нарушения.

Права автора являются неотъемлемыми, возникают с момента создания объекта авторского права. Автор произведения имеет право передать свои исключительные права (права использования, воспроизведения и пр.) любому иному лицу на основании лицензионного договора или договора об отчуждении исключительного права.

В данной ситуации госпожа Кендалл указывает, что ее произведение (эскиз) было использовано модным домом Alexander McQueen без какого-либо разрешения с ее стороны, т.е. указывает, что отсутствуют правовые основания для использования ее произведения третьим лицом.

Действующее законодательство предусматривает разные механизмы восстановления нарушенного авторского права, к которым, в частности, относятся запрет на использование и выплата компенсации, связанной с незаконным использованием произведения. Указанные способы являются мерами гражданско-правовой ответственности, а значит для удовлетворения подобных требований необходимо доказать совокупность условий, с которыми законом связана возможность привлечения к ответственности.

Лицо, полагающее что его права на произведение (объект авторского права), были нарушены должен будет доказать в суде:

  1. Факт принадлежности ему авторского права, то есть факт создания этого произведения творческим трудом этого лица; и
  2. Факт нарушения, то есть факт использованиям произведения другим лицом без его разрешения.

А был ли эксиз?

Во-первых, Кристин Кендалл должна доказать, что дизайн платья был создан именно ее усилиями. Тут ей помогут любые доказательства, указывающие на принадлежность эскизов ее перу и дату создания таких эскизов. Например, зафиксированный факт исходящего письма от Кристин Кендалл для участия в конкурсе эскизов с приложением материалов позволит обосновать приоритетность работы.

А было ли нарушение?

Во-вторых, госпожа Кендалл как истец должна будет доказать, что ее исключительные права на дизайн платья были действительно нарушены.

В контексте данного спора неизбежно встанет вопрос о том, насколько эскиз Сары Бертон повторяет или заимствует элементы платья дизайнера. Объектом авторского права не могут быть просто использование кружева, длинного шлейфа или узкого выреза. Законом защищается авторство именно на исключительную и уникальную совокупность всех элементов, которые создают конкретное платье, а не его отдельные элементы. Вместе с тем, с точки зрения российского Суда по интеллектуальным правам, само по себе отсутствие новизны, уникальности и (или) оригинальности результата интеллектуальной деятельности не может свидетельствовать о том, что такой результат создан не творческим трудом и, следовательно, не является объектом авторского права.

Таким образом, при разрешении спора суду потребуется установить, что именно уникальный эскиз дизайнера был полностью воплощен Сарой Бертон в свадебном платье Кейт Миддлтон.

Неотъемлемым элементом состава гражданско-правового нарушения является вина. Однако в российском праве истцу не нужно доказывать наличие вины нарушителя, так как она предполагается (презумпция вины), а бремя доказывания ее отсутствия возлагается как раз на ответчика.

Модный дом Alexander McQueen может построить свою линию защиты следующим образом:

  1. Доказать, что эскиз госпожи Бертон создан раньше по времени, чем эскиз госпожи Кендалл. Опять же доказать это можно с помощью представления соглашений о создании платья, переписки с Кейт Миддлтон, подтверждения направления ей вариантов;
  2. Доказать, что представленный эскиз Кристин Кендалл не тождествен созданному платью, так как уникальная совокупность его элементов не совпадает;
  3. Доказать отсутствие вины в использовании эскиза в том случае, если будет установлено, что эскиз и платья тождественны. А именно, представить свидетельства того, что не было никаких контактов с госпожой Кендалл, а равно и возможностей увидеть или использовать ее эскиз. Для подобного рода споров как нельзя лучше подходит известное выражение – «гениальные идеи летают в воздухе».

Как заявляет Кристин Кендалл, ею эскизы платья были направлены королевской семье еще в 2010 году. В ответ же она получила письмо с благодарностью за проявленное участие. Никаких контактов между нею и модным домом Alexander McQueen не было. Получается, что если Мисс Кендалл фактически утверждает, что ее работы были переданы Саре Бертон непосредственно Мисс Кейт Миддлтон. Это означает, что для правильного разрешения спора суд должен будет установить, что будущая герцогиня Кембриджская, получив эскиз, передала его Саре Бертон, то есть пошла на нарушение авторских прав дизайнера Кендалл. С точки зрения процессуального законодательства, принцесса Кейт должна будет выступить как минимум свидетелем по делу, а то и будет привлечена к нему в качестве стороны.

Очевидно, что такой поворот процесса мало вероятен, а в отсутствие доказательств осведомленности модного дома Alexander McQueen о существовании некого эскиза, говорить о наличии вины в действиях модного дома не приходится.

Говорят, что черный пиар – это тоже пиар, но с учетом того, что Кейт Миддлтон пользуется огромной народной любовью, а их семейная чета является образцом для подражания, то госпожа Кендалл рискует впасть в немилость, как потенциальных работодателей, так и клиентов.

Быть принцессой или казаться, прославится за счет собственных заслуг или при помощи мудреного судебного спора о платье, которое давно уже в нафталине, решать каждому.

Будем следить, чем кончится история одного платья.