Не так часто Кристиан Лубутен обращается с иском в Арбитражный суд города Москвы. Именно это произошло в середине 2016 года, когда известный французский дизайнер предъявил иск о защите своих исключительных прав на товарный знак к ряду российских компаний. Последние занимались ввозом и реализацией на территории России парфюмерных изделий с обозначением, сходным до степени смешения с известным товарным знаком. Общая сумма компенсации, взысканная с четырёх ответчиков, составила почти 25 млн. рублей.

Едва ли данный судебный процесс можно назвать уникальным с правовой точки зрения, однако, это дело хорошо иллюстрирует актуальность интеллектуальной собственности для индустрии моды, о чем мы писали ранее, и в этом плане является хрестоматийным.

Факты дела

Кристиан Лубутен (Christian Louboutin) является обладателем исключительных прав на ряд товарных знаков в отношении товаров класса 03 МКТУ, в том числе парфюмерная и косметическая продукция. Компания Кристиан Лубутен С.А.С. (Christian Louboutin S.A.S.) является исключительным лицензиатом, уполномоченным использовать указанные товарные знаки во многих странах мира, включая Россию. Далее совместно именуемые – истцы.

Истцы обнаружили, что на территории России осуществляется введение в гражданский оборот (ввоз, предложение к продаже, продажа и реклама) парфюмерных изделий, маркированных обозначением «Maison Louboutin» в трех видах: Le Beige, Le Rouge, Le Violet. При этом указанные изделия продавались как оптом напрямую у одного из ответчиков, так и в розницу в крупных торговых сетях.

На заставив себя долго ждать, истцы приступили к подготовке доказательственной базы, ведь, как известно, истец в делах о защите исключительных прав должен быть готов доказать в суде два взаимосвязанных факта: (1) факт принадлежности ему исключительного права; и (2) факт нарушения, то есть факт использованиям исключительного права другим лицом без его разрешения. На этом этапе главной задачей стало идентификация потенциальных ответчиков и фиксация факта нарушения.

«Контрольная закупка» и осмотр сайта как способ зафиксировать нарушение исключительных прав

Чтобы идентифицировать ответчиков и установить принадлежность контрафактных товаров, истцы обратились к нотариусу, который в рамках процедуры обеспечения доказательств приобрел спорный товар и осуществил осмотр сайтов, на которых размещалась продукция.

Наименования ответчиков содержались в сопровождающих документах (договор поставки, товарная накладная) либо были указаны на самих сайтах. Принадлежность же самих Интернет-сайтов (www.interluxparfum.ru, http://imageparfum.ru/ – недоступны в данный момент) была установлена путем направления адвокатских запросов в адрес регистраторов доменных имен. Любопытно, что указанные домены принадлежали физическим лицам, которые, однако, не были привлечены в качестве ответчиков.

Представленные доказательства были признаны судом достаточными для подтверждения того факта, что лица, указанные в качестве ответчиков, осуществляли использование спорного обозначения. Следующим шагом стало доказывание сходства спорного обозначения с товарными знаками, принадлежащими Кристиану Лубутену.

Сходства до степени смешения – вопрос факта

Суд напомнил о том, что вопрос о сходстве до степени смешения спорных обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.12.2007 № 122). Взяв за основу правила регистрации товарных знаков, суд с легкостью сделал вывод о том, что:

«звуковое (фонетическое) сходство обозначения «Maison Louboutin», которым маркирован спорный товар, с товарными знаками истца очевидно и не вызывает сомнения, поскольку словесный элемент «Louboutin», входящий в состав обозначения «Maison Louboutin», полностью совпадает по звучанию со словесным обозначением «Louboutin», входящим в состав товарных знаков истца.

[…] С точки зрения смыслового значения, первый словесный элемент «Maison» является нарицательным словом французского языка и в переводе на русский означает «дом, торговый дом, фирма». […] Поскольку LOUBOUTIN - это фамилия истца (дизайнера, основателя одноименного модного дома), то словосочетание «Maison Louboutin» воспринимается как название модного дома Кристиан Лубутен, ассоциируется в целом со всеми тремя товарными знаками истца».

На основании вышеизложенного суд признал обозначение «Maison Louboutin», которым маркирован спорный товар, сходным до степени смешения с товарными знаками Кристиан Лубутен.

Ответчики ссылались на отсутствие вины, но безуспешно

Ответчики привели несколько аргументов в обоснование своей невиновности. Один из ответчиков заявил о том, что ввезенная продукция прошла надлежащее таможенное оформление, в связи с чем он не должен нести ответственность. Другой ответчик заявил, что у него не было возможности контролировать происхождение закупаемых у российских юридических лиц товаров.

Отвергнув оба аргумента, суд напомнил, что бремя доказывания отсутствия вины лежит на ответчике:

«из названных положений следует, что лицо, привлекаемое к гражданско-правовой ответственности за нарушение интеллектуальных прав, должно доказать отсутствие своей вины, принятие всех мер для надлежащего исполнения обязанности или наличие чрезвычайных и непредотвратимых обстоятельств, послуживших причиной для ее неисполнения (в настоящем случае, допущения нарушения исключительного права на товарный знак, принадлежащего другому лицу)».

Убытки или компенсация за нарушение исключительных прав

По общему правилу правообладатель, чьи исключительные права на использование товарного знака были нарушены, вправе требовать возмещения убытков. Однако, поскольку доказывание размера убытков может быть затруднительно, российский законодатель предусмотрел специальную возможность:

П. 4 ст. 1515 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ)

Правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

(1) в размере от 10 тыс. до 5 млн. рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

(2) в 2-кратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в 2-кратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Именно этой возможностью и воспользовались истцы в настоящем деле и потребовали взыскания компенсации в 2-кратном размере стоимости товаров, на которых был размещен товарный знак. Для взыскания такой компенсации истцам было необходимо знать количество контрафактного товара, ведь компенсация рассчитывается исходя из каждой единицы товара. Тут стоит отметить проворность истцов. В отношении одного из ответчиков необходимая информация была обнаружена в таможенной декларации, представленной самим ответчиков в материалы дела. Информацию о масштабах деятельности второго истец получил от интернет-ритейлера (KupiVip), ну а третий ответчик самостоятельно раскрыл количество ввезенных парфюмерных изделий. В отношении же четвертого ответчика информации не нашлось, поэтому истцы воспользовались своим правом взыскать компенсацию в размере 500 тыс. рублей (см. подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ выше).

Позиции, описанные выше, были сформулированы судом первой инстанции и были полностью подтверждены судом апелляционной инстанции несколько месяцев спустя. Данное дело в свою очередь еще раз демонстрирует, что борьба с правонарушителями в российских судах не является таким уж безысходным занятием и может сулить финансовые выгоды при правильной подготовке к делу. Кристиан Лубутен это хорошо знает и не стесняется отстаивать свои права в суде. Например, подробнее о судебных баталиях за известную красную подошву вы можете прочитать в другой публикации на этом сайте.

       

Судебные акты

Решение Арбитражного суда города Москвы от 22 апреля 2016 года по делу № А40-147823/15

Постановление 9-го Арбитражного апелляционного суда № 09АП-30314/2016 от 27 июля 2016 года по делу № А40-147823/15